Линия жизни

проект поддержки воспитанников детского дома в осознании

собственного пути в жизни и возможностей его выбора

Проект реализован в рамках программы

«Фонд молодежных социальных проектов»

образовательного центра «Участие».

Суть проекта: подготовка и проведение выездной программы для группы мальчиков 14 – 19 лет, живущих в детском доме-интернате для детей с ограниченными возможностями №4 г. Павловска (основной диагноз воспитанников – детский церебральный паралич, большинство из них передвигаются на инвалидных колясках) при участии молодых волонтеров

 

«Настоящему, чтоб обернуться будущим,
требуется вчера.»

Иосиф Бродский

Задумывая проект, мы много размышляли и говорили о будущем – как будет складываться жизнь наших ребят в ближайшие годы и в перспективе, какое место мы, волонтеры, занимаем в этой картине, какова наша роль сегодня – чему и как мы можем научить взрослеющих людей с ограниченными возможностями, чему и как учиться нам самим, их старшим друзьям. Оказалось, что нет простых и однозначных ответов на эти вопросы. Оказалось, что узнать это можно лишь пережив вместе все то, что мы пережили за четыре мартовских дня в доме с видом на лес в Елизаветино, под Гатчиной.

Обратная перспектива

Мы вернулись из Елизаветино 9 марта, в понедельник, ближе к вечеру.

  • До субботы, Марина!
  • До субботы!

Встреча в детском доме в субботу была теплой и радостной. Мы собрались в спортивном зале на втором этаже (подниматься по лестнице и спускаться по ней теперь такое обычное дело), чтобы… чтобы просто быть вместе. А еще чтобы найти способ выразить все то, что стало частью нас самих и уже неотделимо от нас. Это было ощущение удивительного спокойствия. Мы сидели в круге, и, переводя взгляд с Вани Петрова на Сашу Медведева, с Веты на Машу или Семена, можно было почувствовать едва уловимый свет, тепло самой жизни. И вдруг подумалось, что мы уже не совсем те, что были раньше. Что-то новое и прочное в своей основе появилось в нас. Как будто не надо начинать сначала, каждый раз объяснять правила игры и все равно осознавать, что кто-то их не понял или не принял. Мы будто прошли какую-то часть пути и теперь можем идти дальше. Будто линия жизни каждого из нас и наша общая линия жизни стала отчетливее проступать в сплетении дорог и множественности маршрутов.

Мы помогли друг другу завязать глаза, взяли в руки по цветному мелку и положили перед собой чистые листы бумаги. «Какие впечатления оставила в вас эта поездка?» – такой был вопрос. И мы стали рисовать. Упорные движения спастической руки – вверх-вниз-вверх-вниз. Попытка изобразить солнце. Кружочки, кружочки, кружочки зеленые… Туловище, ноги. Два колеса – инвалидная коляска. Мы рисуем, и звучит музыка. … Она будто вырывается из глубин подсознания, вынося на поверхность обрывки зрительных образов, голоса, запахи. Она ложится на белые листы бумаги, становясь фоном происходящего.

Открываем глаза. Обсуждаем, даем возможность каждому из ребят описать увиденное, рассказать свою историю проживания этих четырех дней в Елизаветино. И удивительное дело – насколько яркими и неповторимыми получаются их рассказы. Закрашенный черным верх листа – это, оказывается, ночь. А эти желтые огоньки – звезды. До этой поездки мальчики ни разу в жизни не видели звездного неба. Ну, что-то конечно, можно рассмотреть через окно в спальне, если долго не можешь заснуть или вдруг просыпаешься посреди ночи. Но вот так взахлеб ощутить бесконечность мира, выйдя ночью в тишину заснеженного поля, окруженного черным лесом, – это случилось лишь сейчас. А вот это дорога – никогда еще у парней не было возможности столько времени проводить на улице. Вдыхать холодный мартовский воздух и смотреть вокруг, кричать – если кричится – или вести обычные разговоры или смеяться от души от радости – попал ведь, все-таки попал снежком! «А эти много кружочков — это пельмешки», – слушаем очередной увлеченный рассказ. В один из дней у нас на ужин были пельмени. Нет, не те, что можно купить в магазине и просто забросить в кипящую воду, а настоящие, приготовленные нами самими. У кого-то получалось смешивать тесто, у кого-то резать мясо или делать фарш, кто-то лепил мясные шарики, а кто-то вырезал стаканом Возможно, формат этой картинки не поддерживается браузером.кружочки из теста и начинял их постной начинкой из квашеной капусты. Мы и правда создали целое производство: за большим столом происходила вся последовательность операций, тут же разрабатывался дизайн пельменей и происходил ремонт неудавшихся экземпляров. К нам присоединялись новые участники, вернувшиеся с очередной прогулки. Вот только кажется, что уходить от стола никому не хотелось. Перепачканные мукой и счастливые – такими были мы все, и такими хотелось остаться.

По ходу обсуждения рисунков стало очевидно, что героем многих сюжетов оказался Андрей Домбровский. Если это конечно возможно, любить Андрюшеньку-Подорожника (так выражает свои нежные чувства бунтарь Ваня Садовский) мальчики стали еще больше.

А это Андрей разговаривает с Рэмбо (добрейшая собака, ставшая спутником и проводником наших прогулок):

  • Рэмбо, как дела?
  • Гав! Нормально!

Мы все смеемся над этой историей Коли Погодина. Коля и сам смеется. В Елизаветино вдруг стало очевидно, как сильно он может отдаваться своим чувствам: то до слез грустить о потерянном ботинке, то хохотать по случаю обнаружения пропажи.

На рисунках парней часто присутствовала инвалидная коляска. И здесь мы можем только догадываться, какие мысли сложились в этом образе. То ли это способ самоидентификации: это мы, ходячие, рисуем человека с двумя прямыми ногами, а ребятам, чтобы изобразить себя, достаточно нарисовать кресло с колесами. То ли это дань воспоминаниям о чудо-коляске Бори, живущего в психоневрологическом интернате для взрослых в Петергофе. Боря ездит на очень удобной коляске, и все наши парни по очереди тренировались управлять ею. Кто-то даже выходил специально для этого на ночные занятия, а кто-то стал всерьез задумываться о том, как заработать на такую коляску денег.

Это ли не мысли о будущем? Это ли не результат взгляда вовнутрь – в самую суть своей личности, к ее потребностям и мечтам, – и взгляда во вне – в мир вокруг, полный возможностей и (ну и пусть!) страхов? Кто же теперь усомнится в способности Вани  Шарипова дойти до своей цели после разговора в ночь перед отъездом:

  • Маша, а ты была в детстве инвалидом?

Ваня запивает очередную конфету чаем. Второй час ночи. Он сидит среди нас, взрослых. Все остальные ребята, наверное, уже спят. Он только что вернулся с Семеном с улицы. Они тестировали Борину коляску, о которой теперь мечтают все наши парни.

  • Мне скоро 18 и я думаю, надо решать такой вопрос – как ходить?

Как ходить?! Все взрывается внутри. У Вани ДЦП. Он сначала жил дома, в семье. И, кажется, даже ходил там. Потом, как он говорит, его отдали в детский дом, потому что у его сестры Ани родилась дочь, Ванина племянница. Еще года полтора назад Ваня ходил – передвигал ногами, опираясь на небольшое приспособление, которое нужно толкать перед собой. Сейчас Ваня все время на коляске.

  • Да, я в детстве ходил. Только потом у меня стала часто ступня переламываться. Больно.
  • Ваня, а ты пробовал сейчас ходить?
  • Да, я пробовал вставать. Несколько раз. Не получается. Думаю, надо спросить у хирургов. Они помогут.

 

И корабль плывет

Возможно, формат этой картинки не поддерживается браузером.Мы придумывали проект «Линия жизни» как способ начать говорить о будущем в разных его контекстах: будущее наших парней, воспитанников детского дома, будущее нас самих, волонтеров, вообще будущее людей с ограниченными возможностями… Есть ли во всем этом предопределенность и можем ли мы изменить то, что видим и понимаем? Оглядываясь назад можно говорить о том, что многие наши поступки и решения оказывались верными и нужными частями общей мозаики реализации проекта.

Во-первых, мы уделяли много времени разговорам и обсуждению широкого круга вопросов – как совместно с ребятами, так и отдельно волонтерской компанией. За две недели до поездки мы стали узнавать об ожиданиях и планах наших парней в отношении Елизаветино. Спрашивая их о желаемом распорядке дня, уточняя предпочтения в еде и программе мероприятий, мы смогли сделать ребят полноправными участниками проекта, имеющими возможность влиять на планы и их последующую реализацию. В начале февраля мы провели отдельный семинар для волонтеров, на котором предприняли очередную попытку согласовать цели проекта. Обсуждая формулировки и уточняя детали, мы двигались к общему видению на основе близких всем ценностей. Мы согласились, что самое важное, пожалуй, – это весело и замечательно провести время, наслаждаясь общением и простыми радостями. Не стремиться к сверхцелям и не добиваться результатов любой ценой – мы решили, что это для нас важно. Познания себя и других, расширения картины мира ребят и развития наших отношений с ними – этого бы нам, конечно, хотелось. Как вкусной еды и ее совместного приготовления. Как оказалось впоследствии, такие погружения в общие смыслы позволяют нам быть более уверенными друг в друге, по умолчанию распределяют между нами ответственность за происходящее, усиливают неформальную координацию всех процессов путем взаимного согласования ценностей (даже не целей, которые, наверное, у нас могут быть достаточно разными).

Во-вторых, мы пригласили в проект людей с различным жизненным опытом, часто думающих и действующих по-разному, что создало значительную интенсивность социальной динамики. Вместе с 8-ью воспитанниками детского дома и 16-ью волонтерами с нами были Боря и Саша, выпускники детского дома, живущие сегодня в психоневрологическом интернате для взрослых, в сопровождении Насти Гончаровой, волонтера благотворительной организации «Перспективы»; методист детского дома Лариса Капустянская, с большим желанием принимающая участие в жизни наших подопечных; Моррис Статтард, преподаватель Возможно, формат этой картинки не поддерживается браузером.английского языка в школе им. А. М. Горчакова, инициатор ряда замечательных совместных проектов старшеклассников-горчаковцев и ребят из детского дома; Юрий Кузнецов – наш новый удивительный друг – также воспитанник детского дома, реализовавший альтернативный сценарий жизни – самостоятельное проживание и активная общественная деятельность. Было здорово, что волонтеры, не имевшие возможности поехать с нами на все четыре дня,  все равно отправлялись с нами в дорогу, хотя и заранее знали о раннем расставании. А кто-то смог приехать позже остальных, но радость от встречи не была меньше. Замечательно, что к нам в гости смогла приехать Илона Абсандзе, бобат-терапевт, работающая в 4-ом корпусе детского дома, эксперт нашего проекта и наш старый друг. Илона успела пообщаться с ребятами, совершить небольшую прогулку с волонтерами, сразиться в настольный теннис с Андреем, принять участие в бумажной мастерской (мы своими руками делали настоящую бумагу!) и даже по нашей просьбе совершила поездку в магазин за недостающими продуктами, что вызвало восторг ребят, составивших ей компанию.

Возможно, формат этой картинки не поддерживается браузером.В результате наши ребята смогли наблюдать различные модели поведения, выбирать тех, с кем хотелось проводить больше времени, и общаться на волнующие их темы (например, устройство жизни в петергофском интернате крайне волновало тех парней, которым по возрасту предстоит перейти туда в ближайшее время). Мы, взрослые, в свою очередь, имели возможность делиться своими впечатлениями о происходящем и видеть разные точки зрения от «Кажется, мы делаем что-то не так» до «Как все замечательно у нас получается». Нам удалось найти время для обсуждения новых проектов. Это, например, будущие совместные мероприятия с ребятами, живущими в петергофском интернате, при поддержке волонтеров «Перспектив» и организация летних прогулок со слабыми детьми отделения «Милосердие» в детском доме.

И, бесспорно, мы лучше узнали друг друга. У каждого из нас, участников поездки, была возможность реализовать свои идеи и стремления, заниматься тем, что ему по душе. Без такой «специализации» мы бы, наверное, испытывали больше беспокойства. Вот только некоторые из примеров. Маша Тимофеева была нашим семейным врачом, и без ее помощи и предварительной подготовки по всем медицинским аспектам мы бы не сумели справиться с особенностями здоровья наших ребят. Света Володина и Максим Бойков – это наши волонтеры-фотографы, которые успевают не только возить коляски, общаться, заниматься творчеством на мастерских, но и выхватывать из потока событий яркие и неповторимые моменты. У кого-то вдруг получилось быть педагогом (за 4 дня были проведены небольшие спонтанные сессии по обучению наших парней читать), кто-то обнаружил потрясающие кулинарные способности (мексиканский томатный суп, куриные ножки на завтрак 8 марта, горячий напиток из виноградного сока и фруктов – вы бы это попробовали!), кто-то оказался смелым стилистом (в последний вечер мы устроили праздник внутреннего преображения, где каждый мог перевоплотиться в новый и неожиданный образ), а кто-то с легкостью совмещал эти и многие другие таланты. Открывать себя и открывать других – в такой компании это было крайне увлекательно!

В-третьих, мы научились двигаться вперед медленно, узнали цену и значимость каждого шага, который мы совершаем на своем пути. Вечером первого дня у нас была запланирована беседа с Юрием Кузнецовым. Мы хотели, чтобы Юра рассказал нам всем о своей жизни, о том, что и как помогло ему преодолеть неизбежность существования в интернатной системе, как он видит жизнь человека с ограниченными возможностями в нашем обществе. Пожалуй, это были слишком амбициозные планы, и мы так и не услышали рассказа Юры в первый вечер. Вместо этого мы решили дать возможность желающим посмотреть вечерний фильм (репертуар был большой, и благодаря Юре за 4 дня мы посмотрели немало серьезного кино, в том числе его собственный фильм «Подорожник» и недавно вышедший «Внутри себя я танцую»). Зато девизом назавтра стали следующие слова Андрея: «Программу вчерашнего дня мы продолжаем сегодня». Это значит, что нам не нужно было никуда спешить, что обстоятельства, которые складывались, давали нам материал для размышлений и действий. Мы на каждом шагу задавали себе вопросы и – в зависимости от ответа – выбирали, куда сделать следующий шаг. Исходный план действий, конечно, был для нас важен, но мы оставались открытыми любым дополнениям и развитию. Так изначально наш проект состоял лишь в организации и проведении выезда с ребятами за город. Но, размышляя о теме будущего как основной теме проекта, мы поняли, что нам всем стоит посетить психоневрологический интернат в Петергофе, чтобы чуть ближе познакомиться с жизнью людей там, дать возможность нашим парням вновь испытать все сомнения и вопросы, связанные с переходом в этот интернат, побудить их к поиску ответов. Думается, что эта поездка в Петергоф (мы реализовали ее в феврале за 2 недели до нашего выезда в Елизаветино) помогла всем участникам проекта (волонтерам и нашим подопечным) глубже погрузиться в проблему нашего общего будущего, стала верным шагом по нашей линии жизни.

И, наконец, мы интуитивно смогли найти баланс между свободой и ответственностью в нашей большой группе. Как говорил потом о своих впечатлениях Юрий Кузнецов, было видно, что в первый день наши подопечные захлебнулись свободой: шумели во время еды, долго не ложились спать, требовали много внимания. В последний день за обедом мы вдруг увидели со стороны, какой спокойной стала атмосфера в нашем доме. Без жесткого контроля,  назиданий, повышения голоса и взаимных раздражений нам удалось прожить стадии хаоса и может быть даже внутренней паники и найти (создать) что-то неуловимое, что объединяло нас и одновременно направляло в одну сторону. «Дни, наполненные смыслами» – так назвал Юрий то, что происходило с нами в этой поездке. Мы находили эти смыслы внутри себя, мы создавали их вместе из тонкой ткани общих переживаний, в плотном на мысли и чувства пространстве общих дел и событий.

Пожалуй, верные слова для описания того, что случилось с нами, нашел Андрей накануне нашего отъезда из Елизаветино: «Я вышел на улицу, увидел звезды и небо, обернулся на дом, в котором кипит жизнь… И мне показалось, что все то, что есть — оно там в доме. И мы вполне можем обойтись без остального мира. Вот только сможет ли он обойтись без нас?»

Виктория Сарычева, Елизавета Лаврентьева